[Каталог] [Фреймы] [Админка]

Имя
Sage
Тема  
Текст
Файл  
Встроить
Пароль
(для удаления постов и файлов)
TTL  часов
К треду
  • Поддерживаемые типы файлов: GIF, JPG, MP3, PNG.
  • Поддерживаемые типы вложений: Youtube, Vimeo, Coub.
  • Для создания нового треда требуется картинка или видео.
  • Максимальный суммарный размер всех файлов: 4000 кБ.
  • Максимальное количество файлов + вложений: 1.
  • Для создания нового треда требуется картинка или видео.

Тред 1 скрыт.
No. 1 [Ответ]
9 часть.png
456.72KB, 1000×1303
1
Общий тред серии мятных рассказов.
16 постов и 2 изображения пропущено.
>>
No. 79
>>78
Да, как и говорилось ранее — обсуждать в кузне в б подпитает немного процесс. Да и ко всему, ссылки между досками работают, можно сам текст тут выкладывать, а в б на него ссылки ставить и так далее. Все же хорошо, что успели сделать эту доску-архив.
>>
No. 92
Ну что, продолжаем?
>>
No. 94
>>92
Я вот свой рассказ отсюда включил в другую вселенную. Потому как ну совсем не мог его вписать в наши бэки, решил выебнуться.
>>
No. 95
>>94
Ну и черт с ним. Кажется, бэк только мне и был нужен в итоге привычка.
Само потом сложится, пишите, как хотите.


Тред 86 скрыт.
No. 86 [Ответ]
Haunting1234.jpg
128.60KB, 1024×758
86
Я с трудом открыл глаза. Снова дома. Опять весь побитый и уставший. Хотел было так и продолжать лежать на кровати, но неожиданно вспомнив про Юлю, я быстро забыл про усталость, заставил себя встать и осмотреть комнату. Хм, а ведь ее нету здесь. Она не прошла? Или быть может она в другой комнате? За пару минут я прошелся по всей квартире, но Юли нигде не было видно. После безуспешных поисков я присел в кресло в зале, чтобы тщательно все обдумать. И только сейчас заметил упавший с потолка вентилятор на полу. Эх, воздух из-за этого станет еще хуже. Даже по меркам такого затворника как я, который круглосуточно сидит дома, неделями не открывает окна и бывает на свежем воздухе пару раз за месяц, воздух в квартире был ужасно затхлый и спертый.Спустя какое-то время я заметил, что атмосфера в квартире тоже переменилась. Чувство безопасности и защищенности исчезло. Стены потеряли свой цвет. Внутри все стало как-будто блеклым. Если раньше, когда я выбирался из квартиры в шумный мир диких мне людей, отчаянно барахтаясь и превозмогая в потоке человеческого социума, меня грела мысль о моем убежище, то теперь эта мысль словно исчезла. Я теперь беззащитен!
И словно в подтверждение моих мыслей раздался громкий треск. Выше комода на стене вдруг появилось небольшое коричневое пятно размером с монету. Спустя несколько мгновений оно забурлило непонятной субстанцией и стало увеличиваться. Я зачарованно смотрел на него. Оно все продолжало расти и расти, пока наконец не достигло примерно метра в диаметре. И вдруг из дыры вылезли две клешни, который сначала схватились за края пятна, вытащив тем самым себя еще больше, затем уперлись в стенку и начали медленно вытаскивать... голову? Сначала показалась макушка, затем глаза, которые открывшись, быстро завращались и потом рот, наполнивший комнату визгливым криком. Вот тут-то до меня и дошло, что ракообразный урод уже наполовину у меня в квартире, а я просто сижу и ничего не делаю. Быстро соскочив с кресла, я подбежал к коробке с барахлом и принялся в ней рыться, чтобы найти что-то против этой твари. На глаза попадались патроны, доска, труба, клюшки, но было это все не то. Затем в углу ящика я наконец нашел то, что искал. Зеленая свеча будто сама прыгнула ко мне в руку, и я, захлопнув ящик, быстро подошел к стене и поджег ее прямо на комоде, под уродом. Сначала ничего не происходило, но потом рачок вдруг замолчал и его стало затягивать обратно в пятно. Такой поворот событий его не обрадовал, он попытался зацепиться клешней за стенку, но все было тщетно. Освященная мятная свеча спасла положение. Что ж, время возвращаться обратно, в другой мир. Если Юля не попала сюда, то она вероятно осталась там, рядом с дырой. Мне нужно спешить.
1 пост пропущен.
>>
No. 90
>>87
А может, запостить сюда полностью нить из первого треда?
>>
No. 93
>>90
Можно, но наверное ее лучше отдельным тредом сделать. Я бы запилил, но у меня времени сейчас нет, да и тырнет хрень полная.
>>
No. 130
Tunnel_SH4.jpg
9.07KB, 455×280
130
Очередное обыденное отыгрывание гусеницы в дыре закончилось приземлением на четвереньки. Причем падение на этот раз было не особо удачным: руки ударились о бетонный пол, и в ладонях запульсировала боль. Матерясь сквозь зубы за свою торопливость, я медленно встал на ноги и стал растирать руки. Но вдруг меня что-то обхватило руками поперек туловища, да так резко и сильно, что я аж вздрогнул от неожиданности. Но это была всего лишь Юля.
«Где ты был? Куда пропал? И никакой дыры я не видела, ты просто взял и растворился в воздухе» — все говорила и говорила она, при этом не расцепляя своих рук.
«Разве? Вот же лаз, перед моими глазами, я его прекрасно вижу сейчас.»
«А для меня это просто голая стена.»
«Видимо, эти дыры видны только мне. Ладно, пошли. Нужно найти выход отсюда.»
После этого Юля, которая наконец-то прекратила меня обнимать, потихоньку отошла в сторону и стояла, переминаясь с ноги на ногу. Я же тем временем достал пистолет и держа его в руке, подошел к двери, ведущей в холл. Осторожно открыв дверь, я осмотрелся по сторонам. Ничего, только мертвые обезьяны, оставшиеся с прошлого раза, лежали на полу. Я обернулся и жестом подозвал Юлю, а затем, когда она подошла близко, протянул ей свою руку. Улыбнувшись, она без малейшего колебания протянула в ответ свою. И мы медленно вышли из комнаты и двинулись по коридору к самой дальней двери. Ведь нужно было продолжать идти. Нужно было найти выход из этого кошмара.

За дверью оказалась длинная лестница, которая, как бы странно это не звучало, просто висела в воздухе. Она вела вниз и была ужасно длинной. Все кругом было в тумане, а по сторонам были как бы комнаты-витрины, показывающие вроде как события какие-то что ли. В одной было видно, как некая фигура, держа огромный молот в руке с надписью бан, замахивается на непонятное нечто, которое было измазано в говне. В другой – люди, рассевшиеся кругом возле костра в ночном лесу. Кто-то из них пил чай из кружки, кто-то раскуривал сигарету, а кто-то явно что-то рассказывал. Далее была сцена про людей с пакетами на головах, которые стояли позади линии разнокалиберных орудий и стреляли из них в направлении небольшого домка, уже наполовину разрушенного, с выбитыми окнами и местами с большими дырами в стенах. Далее было про заросшего бородой и одетого в мятую одежду мужичка, который старательно развешивал листовки с пастами на стене заброшенной пятиэтажки. Потом были еще сцены, но они мне не очень запомнились. Наконец, в конце спуска оказалась дверь, которую я, немного постояв, задумавшись, медленно открыл.
Хм, знакомый звук экскаватора. Снова в метро? У Юли, которая смотрела с любопытством по сторонам, видимо были точно такие же мысли в голове. В прежнее состояние нас вернули чудовищные крики далее по коридору. ОЛОЛО, АНАНИМ ЛИГИВОН! НАБИГАЕМ! С этими воплями на нас из-за поворота выбежали три обезьяны, быстро приближаясь. Одна из них держала кусок говна в руке, который она тут же незамедлительно кинула в меня прямо на бегу, крикнув: МАМКУ ТВОЮ ЕБАЛ! Я стремительно шагнул вперед и встал между ними и Юлей.
Однако говнометатель промахнулся, кусок дерьма пролетел выше моего плеча, лишь чудом не задев. Разозлившись, я быстро поднял пистолет наизготовку, и наведя его на приближающихся макак, стал как безумный давить на курок. Бдыщь, бдыщь, бдыщь, бдыщь! Двое из них как будто споткнулись, и не сбавляя скрости, со всего маху шлепнулись на пол, проскользнув несколько метров. ДА У ТИБЯ ЖЕ БУГУРТ! – закричал оставшийся, словно смеясь, но я успел заметить выражение ужаса, мелькнувшее на его обезьяньем лице. Он резко остановился, развернулся, и побежал обратно. Однако далеко убежать от пули он не сумел, и вскоре присоединился к своим братьями по разуму, лежавшим на полу. Я обернулся проверить, все ли в порядке у Юли. Она стояла на некотором отдалении от меня, дрожала, но по всей видимости, дерьмо ее тоже не задело.
Фух, чуть не достали! Впредь нужно быть осторожнее, наверняка они тут не одни – сказал я. Юля кивнула, и снова взяла меня за руку. Мы пошли дальше по коридору, однако уже немного медленее обычного. Ведь кто знает, что тут еще могло появиться с прошлого раза.
>>
No. 131
>Дек 11
>Фев 11
Лол, спустя два месяца.


Тред 96 скрыт.
No. 96 [Ответ]
Ночной.jpg
211.55KB, 2048×1536
96
Пасты с ночных тредов.
20 постов и 1 изображение пропущено.
>>
No. 124
Вторая (третья ?) смена декораций происходит бодрее — я уже не удивляюсь, а просто наблюдаю. Я в полупрозрачном тоннеле, заполненном до половины моего роста теплой водой. В ней можно лежать, разглядывая мир за стенами тоннеля — там внизу почему-то заснеженный лес, как будто тоннель висит над ним. Пытаюсь идти, потом отталкиваюсь ногами и гребу — картинка смазывается, и вот уже надо головой видны запорошенные снегом кусты, как будто тоннель наполовину погружен в землю. Касаюсь его стены — на ощупь как шероховатый пластик. Пытаюсь понять, где же валяется мое тело — и тоннель начинает изгибаться на глазах. Пара гребков — и он снова в лесу, уходит в неприметный холм. Иду туда, уже видя впереди песчаный пол с корнями и валяющийся согнутый автомат вместе с разорванным в лоскуты рюкзаком, как картинка бледнеет и удаляется.

Вскакиваю, и несколько секунд не могу понять где я. Затем понимаю что забыл дышать, судя по жжению в груди, делаю вдох, глубокий-преглубокий, и на выдохе вспоминаю — обезвреженные мины, обсуждение того что делать дальше, которое ни к чему не привело, сообщения в центр — ответ пришел быстро, правда состоял из фразы “занимайте оборону, готовим операцию по эвакуации как только это будет возможно”, кто-то смелый даже ползком прополз в складской домик, сообщив что продуктов хватит надолго, с боеприпасами похуже, похоже их должны были скоро пополнить, но отстреливаться получится долго. Все в тайне надеялись что в складском помещении найдется что-то что решит наши проблемы — но нет, ничего мощнее бронебойных патронов и умнее запасных терминалов там нет. Разведчик возвращается, прихватив с собой две найденные бутылки коньяка, впрочем, пить ни у кого нет настроения. А затем я решаю попробовать три капли настойки — возможно, мне на самом деле хотелось попробовать что-то узнать (про изнанку мира дикие не шутили), а возможно я решил что если не сейчас — то возможно шанса не будет и вообще.

Следующая актуальная проблема — это то, как я расскажу то что узнал другим. Смертельной опасности вроде нет, а вот опасность быть уволенным за такие методы — близка к ста процентам. Размышляя над всем этим, залезаю в недоинтернет — и тут же натыкаюсь на пост об альбоме “Пирогами и грибами”, и вопрос “что слушаешь-то из него”. Там даже есть ответ на вопрос — “он весь такой потусторонний, что легко можно умереть. впервые с таким сталкиваемся, серьезно.“
>>
No. 127
Так ничего и не придумав — решаю молчать и не высовываться. Первые пару дней усиленно играю в шпиона, на третий мне как обычно начинает все надоедать, и я действую уже менее осмотрительно — когда двое их группы начинают показывать все признаки серьезной простуды — вызываюсь сходить на склад за аптечкой, и делаю это не пригибаясь и без перебежек, под офигевшие взгляды всей группы — включая тех двоих, которые искали дымовые шашки, чтобы прикрыть меня. Днем начинает портиться погода, и всем на ноты приходит сообщение о инициации шифрованного общения с центром.

Протокол общения сам по себе довольно забавен — у каждого из нас есть свой ключ, открытая часть которого известна центру, а закрытая стоит на наших ноутах. Центр может общаться с кем-то одним персонально, а может и со всеми — тогда наши сообщения уходят в центр закрытые ключей владельца ноута с которого идет общение, а потом они же плюс ответы дублируются на машины всей группы — таким образом, при желании легко убедиться что беседа не подделана. Судя по сообщению, с нами желает общаться заместитель директора базового лагеря по безопасности — круто, считай один из небожителей. Окошко чата конечно не передает всю серьезность момента, тем более на том ноуте с которого мы ведем общение, оно оформлено в черно-зеленых цветах, и выставлен псевдо-старый угловатый шрифт, так что все напоминает скорее сцену из нуарного киберпанка. Все ожидают что такой важный человек начнет беседу с церемониальных вопросов-ответов, но он сразу берет быка за рога:

Группа, готовьтесь покинуть точку. Эвакуация невозможна, зона непогоды расширяется
Запасов хватит надолго, можем переждать на точке
Нет. Группы западнее и восточнее вас, ждавшие эвакуации со своих точек, не выходят на связь. Также пропала связь с отрядом который проводил длительную разведку к западу от вас.
Что с ними случилось ?
Мы не знаем, но предполагаем что вы в зоне риска. Мы не хотим рисковать, поэтому готовьтесь покинуть точку немедленно.
Но хоть идеи ?
Еще раз, мы не знаем. Возможно непогода превысившая степень готовности к ней отрядов. Еще раз, это не обсуждается.
Как мы дойдем до базового лагеря, мы не готовы к такому переходу
Вас эвакуируют дикие, пришлось пойти им на уступки, цените. В пяти километрах от вас есть вход в тоннель, обнаруженный дикими. Вы должны пройти по нему, и выйти на седьмом проходе наверх. Там вас будут ждать дикие.
Ниху^H^H (тут возникла пауза и много вопросов к хозяину ноута) извините, нихрена себе. Вы пошли к диким ?
Мы не в кино где легко бросают на смерть своих. Мы считаем что вы в зоне серьезного риска. Координаты туннеля сброшены, выходите по готовности. Вопросы ?
Вопросов нет
Тогда удачи.
session closed

Координаты действительно приехали, после чего отряд приходит в движение — играть в героев и оборонять точку от непонятно чего никто не хочет, тем более если дело на самом деле в ураганах или ледяных штормах. Проблема возникает с простуженными — одному стало легче, договариваемся что перед выходом он примет пару таблеток ибупрофенума, его должно хватить чтобы задавить симптомы на время перехода, и лучше дойти до безопасного места сильно простуженным, чем остаться выздоравливать тут. Со вторым хуже, он тяжело дышит на своей кровати, и на вопросы отвечает шепотом, иногда невпопад, и глядя не на собеседника а куда-то в угол комнаты, но вроде соглашается на коктейль из стимулятора и ибупрофенума — немного сейчас, больше перед выходом. Больше мы ничего предложить ему не можем — у нас есть справочник о лечении в походных условиях, и данная смесь в нем и так обозначена как “крайняя мера”.
>>
No. 128
За окнами снова падает снег, и темнеет — и идти туда из теплых и залитых светом стен не хочется. Группа мнется на пороге, и в это время наши планшеты начинают вибрировать — центр снова пытается установить связь. Кто-то со вздохом лезет в рюкзак за ноутом, благо с него общаться текстом удобнее. Вибрация прекращается — связь оборвалась, такое часто бывает в непогоду, радиолинии все-таки не идеален. Ждем минут 15, за это время центр пытается достучаться до нас еще три раза — но связь все так же рвется, недоинтернет в целом также лежит. Начинается спор — кто-то говорит что центр стал бы дергать нас еще раз только если собирался отменить задание. Кто-то — что возможно это была попытка проверить, вышли мы уже или нет. Забавно, но похоже группа готова разделиться — часть желает оставаться на месте, часть — считает что надо уходить. Внезапно один из спорщиков умолкает на половине фразы, и показывает рукой за спины остальных. Там стоит второй заболевший, он одет, в руках автомат, но пугает не это — а сочетание мокрого от пота камуфляжа, свистящего дыхания, и закатившихся глаз. Он открывает рот, но такое ощущение, что говорит кто-то другой. Одно слово: “уходите”

Тишина длится несколько секунд, затем почти все пытаются что-то спросить у него, стоя на местах. Он машет рукой, и мелкие предметы в комнате вдруг поднимаются со своих мест, и начинают кружить. И повторяет: “уходите, пока можно”. На этот раз паралич проходит — и мы все на удивление спокойно пятимся к дверям. За дверью, пара человек вскидывает автоматы, но как-то неуверенно, остальные их не поддерживают, и мы, часто оглядываясь, уходим в темноту, напрочь забыв все тактические наставления о передвижении в ночное время и непогоду. Постепенно ступор проходит, все начинают обсуждать случившееся безумие, кто-то предполагает что оставшийся пытался бороться с захватившими его духами, кто-то — что это местная болезнь, которую все так долго ждали с момента колонизации, кто-то — что все это включая (поддельный, по его мнению) чат с центром — просто попытка выгнать нас из безопасного убежища. Второго заболевшего все сторонятся, он похоже на грани срыва — простуда забитая обезболивающим дает о себе знать, а тут еще снег вокруг, ночь, стресс и вдруг ставшие недружелюбными коллеги рядом.

В лесу снега и ветра меньше, и это почему-то действует на всех успокаивающее — мы начинаем говорить с заболевшим, а не просто смотреть на него, и договариваемся что он даст знать если почувствует — да что угодно, он понял о чем мы. Дальше начинаются поиски входа в тоннель, и мы невольно разбредаемся широкой цепью. Опасность, холод, неисчислимые миллионы километров от дома, лес вокруг и снег падающий с черного неба — все это накатывает, и пробивает ледяной сосулькой. Я ловлю себя на том, что просто стою и впитываю все это, вместе с холодным воздухом, ощущая себя дайвером на отмели, висящим перед обрывом в никуда. Из оцепенения меня вырывает далекий крик и красный свет фальшфейера — вход найден. Бегу на свет, постоянно оглядываясь в темноту леса, и понимая что это был один из самых пронзительных моментов в моей жизни. Уже перед входом в тоннель, мы понимаем что заболевший пропал. Зовем его, кто-то даже делает пару выстрелов в воздух, зажигаем еще несколько фальшфейров и раскидываем по сторонам — ничего. А затем из темноты хлопает одинокий выстрел, и почему-то всем все становится понятно, крышку тоннеля со звоном откидывают набок, и мы один за другим лезем внутрь, последний задвигает люк на место, отсекая поток снежинок — судя по их плотности, все наши следы скоро занесет снегом, сразу после того как догорят фальшйейеры.

В тоннеле почему-то даже уютно, а еще там теплее и пахнет котельной. Стены и пол напоминают бетон, такое ощущение что мы идем по тоннелю метро для карликов, где еще не проложили рельсы. Ответвлений нет, и мы просто идем час за часом, считая выходы наверх — хотя, как оказывается, это даже излишне — перед седьмым выходом наверх нас встречает мигающая оранжевая лампа, похожая на те что используют дорожные строители. Под лампой лист бумаги, отпечатанный на принтере. Текст простой, набран большими буквами:
>>
No. 129
0. Все это делается ради нашей и вашей безопасности
1. Люк не сдвигаете, просто стучите в него
2. Вылезаете по одному, оружие протягиваете прикладом вверх, отдадим после
3. Как вылезете — на полу рядом стоит стакан с настойкой, выпиваете ее, ждем минуту, кричим вылезать следующему
4. Она безвредна для людей
5. Не пытайтесь обсуждать процедуру, или так или никак

После всего случившегося, вопросов ни у кого нет, и скоро тоннель оглашают звуки ударов прикладов в люк.


Тред 7 скрыт.
No. 7 [Ответ]
14351031575170.jpg
43.62KB, 604×386
7
Утро уже прочно вступило в свои права и согнало тень с дремлющего города. Замусоренная площадь и окружающие её небоскрёбы были залиты ярким оранжевым светом. Лёгкий ветерок изредка поднимал тучки пыли и гнал её по полупустынным улицам. Что ж, недолго им оставалось быть такими. Скоро они наполнятся шумом и гамом, яблоку будет негде упасть. Но пока…
Я, как обычно, сидел на проржавелых ящиках недалеко от своей квартирки и наслаждался хорошим утречком. Да, день определённо начинался удачно. Я сумел купить по дешёвке свой любимый бутылированный чай, который и попивал сейчас, оглядывая площадь и вполглаза наблюдая за подростками между двух мусорных баков. Мало ли что… Ожидать от банд малолеток-беспризорников можно всего что угодно. Впрочем, сейчас они на меня внимания не обращали, а были увлечены главарём, выплясывающим посреди них. Магнитола, стоящая поодаль, играла смутно знакомую песню: «Through the gates of hell, as we make…» Слышались возгасы: «Ай малаца, малаца! Асса!…»
Я сделал ещё один глоток и посмотрел вверх. На высотке был закреплён большой плазменный экран, с которого о чём-то вещал Администратор нашего города, Абу Бакр ибн Вакаб. Мне это было неинтересно, и я посмотрел ещё выше. По небу ползли облака белого дыма и ржавчины. Не очень-то живописно.
Тут я услышал тихий разговор:
– О, у тебя есть голые снимки Наськи?
– Да!
– Покажи, покажи! – загалдели голоса. Я повернулся в их сторону и увидел, как один из подростков вытаскивал что-то из-за пазухи.
Неожиданно сбоку подлетел дрон. Главарь крикнул: «Валим! Сейчас в мочарню потащат!» Шпана бросилась врассыпную. А ко мне уже спешил отряд М.О.Д. Откуда они появились?! Я знал, что разбираться они не будут, и в распространении детской порнографии обвинят меня. В отчаянии я посмотрел на площадь в последний раз.
Вдалеке из-за угла вышел кто-то в зелёном платье и с белым чепчиком на голове. Перед собой он толкал тележку, накрытую покрывалом. МОДовцы заметили его и приостановились, размышляя, кого перехватывать первым. Потоптавшись немного, они всё же побежали к неизвестному. Я же мысленно поблагодарил его за спасение и пожелал удачи, что бы тот ни собирался сделать. Оставаться здесь не имело ни малейшего смысла, и я быстро нырнул в ближайший люк.
Тележка мерно покачивалась и скрипела. Ветер не на шутку разбушевался и погнал тучи пыли. Сквозь них неизвестному были видны спешащие к нему слуги режима. Разноцветные глаза мелькнули на мгновение. Незнакомец слабо усмехнулся, подумал: «Не успеют…». Один из МОДовцев крикнул:
– Стой, а то будет хуже
– Куда уж хуже, — пробормотал неизвестный и перешёл на бег. За несколько шагов до входа в администрацию сектора Б он потянул за рычажок, спрятанный под покрывалом, и могучая машина в его тележке ожила.
Вайп-бомба взорвалась.

9 постов пропущено.
>>
No. 17
Пока это всё. Я немного там пробежался глазами и поправил пару ляпов. Но текст пристрастно не вычитан и при чтении у вас могут вытечь глаза от ужасного слога.
Tl;dr Отказ от ответственности за ваше возможное нарушение чувства прекрасного. Я вас предупредил.
>>
No. 88
>>85
Не могу заставить себя. Я немного пересмотрел некоторые моменты, и там с начала нужно исправлять. А ещё мне почему-то стыдно всю мою графоманию перечитывать. А без этого я исправить не смогу.
Кстати, в этом разделе не мешало бы ввести функцию редактирования постов.
>>
No. 89
>>88
Потому что ты её оцениваешь с точки зрения сарказма, критично к себе подходишь.
Алсо это минус забрасываемых рассказов — потом хочется что-то пересмотреть, что-то переделать, поправить и в итоге понимаешь, что надо с начала переписывать, а не хочется. Поэтому идею надо продолжать, а не менять. Считай, что это дерево — оно растёт, растёт, и тут ты вдруг решаешь поменять корни.
>>
No. 125
– Ну ты и соня! Тебя даже торможение не разбудило, – донеслось откуда-то издалека. Человек в неприметном сером пиджаке поёжился в кресле, прогоняя оцепенение от хеми-дрима , и взглянул в иллюминатор. За ним всё так же мерцали мириады звёзд, только теперь снизу торчала синяя дуга планеты. «Ну вот и прибыли», – подумал он.
Его попутчики ещё спали, поэтому он решил прогуляться. Человек рывком вскочил с кресла, чего делать не стоило: он подлетел к потолку и легко стукнулся об него головой, после чего медленно опустился вниз, влекомый центробежной силой только начавшего раскручиваться корабля.
Тихо ругаясь и стараясь на этот раз не делать резких движений, человек открыл дверь купе и выглянул в коридор. Пока там было темно, ведь светодиоды работали в режиме ночника, и пусто, но скоро его заполнят шум, гам и поток людей из нижних страт. Человек в сером пиджаке, как выходец из династии управленцев, не любил подобное общество, но таковы были условия сохранения конфиденциальности. Никто на этой планете не должен был узнать, что человек был ревизором.
В последние годы поток переселенцев в окраинную систему Эйиб увеличился настолько, что это привлекло внимание Галактического Надзора. Фронтир всегда славился неспокойной обстановкой. Время от времени там возникали бандитские и пиратские формирования, там скрывались экстремисты; некоторые разжиревшие миры провозглашали независимость и отказывались выплачивать налоги своему концерну, мотивируя эту неслыханную дерзость тем, что слыхом не слыхивали ни о каких концернах и что никто их не спонсировал. Пострадавшие концерны в этом случае обращались за помощью к Галактическому Надзору, и его боевой флот вторгался в мятежную систему и освобождал её жителей от тирании сепаратистов. Не за бесплатно, конечно.
Так что стоило обратить пристальное внимание на Эйиб. Возможно, что кто-то скоро объявит её своим хозяином и подкрепит своё заявление солидным денежным вносом в Генеральную прокуратуру. Нужно быть готовым к такому развитию событий.
Но пока от человека в сером пиджаке требовалось проверить, соблюдаются ли тут Конституция и Права. Отдалённость от основных систем рождала иллюзию безнаказанности…
Пока ревизор размышлял обо всём этом, «бегущий ковёр» уже доставил его к буфету. Однако он оказался закрыт. Возвращаться в купе человеку не хотелось, поэтому он направился в Обзорный Отсек, полюбоваться видом кислородной планеты. Ревизор провёл своё детство внутри огромной жилой станции, вращающейся вокруг холодного мира с ядовитой атмосферой из хлора и угарного газа, и поэтому вид голубой планеты неизменно удивлял и радовал его.
Наконец он добрался до Обзорного отсека и зашёл внутрь. Он представлял собой полусферу, стены и потолок которой были покрыты экраном, показывающим планету и окружающий космос. Прекрасный лазурно-изумрудный шар, окаймлённый сияющей дымкой атмосферы, покоился посреди чернильного полотна.


Тред 115 скрыт.
No. 115 [Ответ]
Безимени-1.jpg
169.54KB, 676×460
115
В news покамест не работают картинки, так что пускай тут лежат.
2 поста и 2 изображения пропущено.
>>
No. 118
Безымянный.png
1.50KB, 159×155
118
>>
No. 119
Безымянный44.jpg
139.98KB, 1349×768
119
>>
No. 120
Безымянный45454.jpg
185.20KB, 1366×768
120
>>
No. 121
Безымянныйdf.jpg
168.57KB, 1366×768
121


Тред 41 скрыт.
No. 41 [Ответ]
ночь.png
274.39KB, 512×512
41
..В дверь постучали. Громко, часто, решительно. Человек, развалившийся в старом кресле и закинувший ноги на пыльный стол, вздрогнул, отчего осыпался пепел с погасшей сигареты. Закашлявшись, он убрал ноги и принялся отряхиваться.
В дверь снова постучали.
  1. Кто там? — нервно спросил они. Беспокоиться было не о чем, но страх перед отделом М уже давно вжился куда-то в подкорку мозга.
  2. Это я, Снейкс, — прозвучал за стеной шипящий голос, — Я принёс stuff.
Радио тихонько шипело о своём, пока они быстро поговорили — в основном шёпотом и знаками.
Спустя пол-минуты дело было сделано, и довольный полуящер укатился вниз по ступенькам, прикрепленным прямо на стену этого комплекса.
Человек устало вздохнул и перевел взгляд на закат. Отсюда удивительным образом было видно достаточно много — гигантские здания располагались так, что не загораживали небольшой участок окраины города, а где-то там, далеко, во многих километрах отсюда, кажется, можно было различить даже землю, не покрытую асфальтом и поросшую полосами редкой травы...
Докурив, он посмотрел вниз. Десятки этажей уходили далеко вниз, образуя тёмную пропасть.
«Тьма», — подумал он. — «Сердце Города.»
Пора было ехать домой.
3 поста пропущено.
>>
No. 45
Вложив прямоугольник в адаптер, он уже собирался подключить его к нетбуку — но рука замерла, не дойдя до порта считанных сантиметров. Что он делает? Что, если на карте чьи-то личные данные, заблокированные или даже снабжённые системой электронной сигнализации, которая могла просто удалить все данные после ввода неверного пароля?
Ему пришло в голову ещё несколько «что, если», прежде чем он придумал простое решение проблемы собственного обнаружения. Легким движением руки он активировал виртуальную подсистему — теперь, что бы не находилось на этой карте памяти, оно не сможет причинить вред.
Поколебавшись, он наконец вставил адаптер в порт.
Ничего не произошло.
Он нахмурился и попробовал ещё раз. Снова ничего. Спустя несколько попыток он догадался перевернуть карту, но и это ничего не дало.
Лишь примерно на десятый раз он заметил тускло мигавший треугольник внимания в углу экрана. Спохватившись, он прочитал сообщение — автозапуск информации с носителя подразумевал подключение к Сети. Это едва не заставило его убрать адаптер с картой подальше в ящик — «добрые» программы так себя не вели. И всё же любопытство пересилило опасения, и он все же разрешил доступ, предварительно переподключившись к Экстранету через скрытый анонимайзер. Он использовал их, когда нужно было скрыть своё присутствие в Сети, и в последнее время такое почему-то случалось чаще, чем обычно. И каждый раз это добавляло крупицу страха перед М-отделом — он был далеко не так «чист», как хотелось бы.
На этот раз произошло что-то интересное. После подключения адаптера несколько секунд ничего не происходило, и он уже собирался вытащить его, вконец разочаровавшись, но тут экран внезапно озарился ярким светом. Что-то всё-таки запустилось.
На белом фоне замерцали непонятные иероглифы, затем изображение скакнуло, и вместо них появилось всего два слова на кириллице:
«Завести / Не завести [y/n]»
  1. Ну и что это значит, а? — Вслух спросил он у себя. Внезапно почувствовав себя идиотом, он рассмеялся, и будто тяжелый камень упал с души, когда он с размаху впечатал клавишу «у».
Изображение вновь мигнуло и пропало. Больше ничего не происходило. Вздохнув, он хотел вытащить адаптер и охнул от неожиданности — тот разогрелся до невозможности, будто бы передал несоразмерное с его возможностями количество информации. Только сейчас он догадался взглянуть на свойства носителя, заинтересовавшись его объемом, но в этой графе красовалось скромное «N» — объём либо был неизвестен, либо был слишком большим. Казалось, тонкий титановый корпус сейчас прожжёт дыру в столе, и человек поспешил вытащить его, аккуратно зажав плоскогубцами.
Подув на пострадавшую железку, он задумался. Что он только что сделал? Запустил некую программу? Что произошло? Напрашивалось мнение, что она просто не смогла должным образо запуститься с адаптера, не предназначенного для этих нагрузок, однако он почему-то не был в этом уверен.
Взглянув на часы, он быстро оделся и направился к двери. Ночные прогулки он старался не пропускать.
>>
No. 46
Ночь выдалась на редкость свежей. Прогуливаясь вдоль канала, он вдыхал свежий воздух, которым так редко удавалось насладиться в Городе. Где-то вдалеке проехала последняя электричка.
Когда он дошёл до тенистой аллеи, ведшей прямиком в сквер, он заметил впереди движение и едва не заорал, когда на него из темноты выскочила кошка. Сверкая глазами и мяукая, она пробежала мимо него, не оборачиваясь, словно удирая от кого-то. Взглянув в направлении, откуда она двигалась, он уже начинал чувствовать, как шевелятся волосы на голове. Некоторое время он ничего не видел, но затем вдруг в темноте сверкнула вспышка. Ещё одна, и ещё. Вспышка возникала у самой земли, будто что-то приближалось, крадясь между стволами редких деревьев. По коже побежали мурашки, и тут он внезапно понял, что это глаз — точно такой же отблеск, только куда более лихорадочный, был у кошки, только что пробежавшей мимо него.
Зелёный отблеск приближался. Рука непроизвольно начала подыскивать кирпич. В этих местах кого только не водилось, и одичавшие бомжи, изгнанные из города полицией, были порой самым безобидным.
«..Были обнаружены останки сорокалетнего мужчины, предположительно, погибшего в результате несчастного случая возле водоканала №9. По предварительным данным, мужчину атаковало некое мутировавшее существо, напоминавшее гигантского двуглавого сома. По рассказам очевидцев, длина существа, совершившего атаку, могла достигать до четырёх метров...» — Сознание услужливо подсунуло вчерашний мотив из новостей, и воображение немедленно принялось генерировать картины расправы ходячего двуглавого сома над ним, несчастным безоружным путником.
Рука наконец нашарила что-то увесистое, и он, вконец запаниковав, размахнулся ею и заорал:
  1. А ну!..
Отблеск не прекратил движения, и спустя несколько секунд в свет вышел его обладатель.
>>
No. 47
То был кот. Изрядно всклокоченный, грязный, исцарапанный, одноглазый и с надорванным ухом, он весь был какой-то странный и нескладный, и всё же в его осанке прослеживались загадочная грация и гордость. Подволакивая одну из лап, он вышел на участок, освещённый единственным горевшим фонарём, и воззрился на человека, замершего перед ним с занесённой рукой. Так они смотрели друг на друга ровно девятнадцать секунд.
Грудь начал раздирать нервный смех, как вдруг в воздухе, словно бы из ниоткуда, раздался отдающий металлическим позвякиванием голос:
  1. И что, ты собрался этим меня убить?
  2. А?..
Только сейчас он догадался взглянуть на то, что держал в руке. Этим предметом оказалась старая подушка от разломанного кресла. Неподалёку стоял одинокий контейнер, к которому за все эти два года ни разу не приехал мусоровоз, и всякому хламу уже давно уже не находилось в нём места, поэтому этот хлам был раскидан в радиусе многих метров.
Чувствуя себя идиотом, он положил подушку на землю перед собой. Кот встал и неторопливо, с достоинством проследовал к подушке — не менее грязной, чем он сам, — после чего плюхнулся на неё и вновь воззрился на человека единственным глазом, упрямо сверкавшим зелёным.
Постояв так ещё немного, тот сел и точно так же неторопливо закурил. Спрашивать почему-то ни о чём не хотелось.
Они ещё долго сидели вдвоём и смотрели на закат. И с каждой минутой у него в груди нарастало ощущение, что сегодня что-то кардинально изменилось. Но сейчас не нужно было об этом думать. Сейчас был конец дня, и они молча провожали его, как и подобает тем, кто знает цену летним дням.
Первые звёзды замерцали на небосводе, и на Город опустилась тишина. Маячившие где-то справа гигантские небоскрёбы, закрывавшие добрую часть неба, уже скрылись за стеной ночной мглы. Взошла первая луна, и на водной поверхности канала замерцали блики, гипнотизируя, складываясь в слова, нашёптывая ему слова из неизвестных языков...
>>
No. 48
Дальше пока не писал, но моя фантазия говорит, что это только завязка и дальше будет интересней.
Перечитывать на предмет ошибок мне было лень, но я это делал, когда писал, так что, надеюсь, я не вывел из себя граммарнаци.
С форматированием проебался, опять нумерованные списки вылезли.
Следующая часть будет завтра. Наверное.


Тред 23 скрыт.
No. 23 [Ответ]
zerochan at.png
230.68KB, 1440×600
23
Паста про представление аиб в качестве королевств, княжеств и республик. Пусть будет тут.
Стащено с iichan.hk/b/res/3456804
3 поста и 3 изображения пропущено.
>>
No. 27
1 Clear.png
63.36KB, 256×256
27
Республика Ноль хоть и потеряла свою столицу, но не потеряла хладнокровных и сильных воинов-нульчеров, которые называют себя «бордовиками». Они есть абсолютно везде и при этом они удачно маскируются — никаких сложностей не составит сделать так, чтобы все их принимали за своих. Есть, конечно же, группы нульчеров, которые не следуют учению кроссбордерства, но это, чаще всего, сосачеры, которые были изгнаны с Абучана атаманами или же лично Абу.

Технологически Республика Ноль была самой развитой на континенте, большая часть технологий племён берёт корни именно отсюда. Нульчеры считают себя элитой континента и остальные фракции недолюбливают, хотя и откровенной ненависти не испытывают — разве что к диким племенам Абу.

Очень высокий уровень преступности и общая безразличность — именно это погубило столицу некогда мощной Республики Ноль. Особенно безразличным к жизни страны был руководитель — ЕФГ, его почти никто и не видел за управлением республикой. Строй Республики Ноль можно описать словом «анархизм», который поначалу был очень удачным решением, но чем более частыми были нападения Сосачерских племён (Республика находилась в непосредственной близости от земель дикарей), тем больше ущерба получала страна.

Изнасилования, убийства, торговля оружием, наркотиками и даже детьми — всё это начало расцветать в условиях полной анархии. Сейчас же есть несколько маленьких посёлков, которые претендуют на роль столицы, но ничего подобного там не наблюдается, поэтому нульчеры разбрелись кто куда.

В бою главным преимуществом нульчеров являются технологии, хладнокровность и группировки кроссбордеров, которые способны устраивать диверсии везде на континенте. Из-за отсутствия полноценного главнокомандующего, крупные сражения являются слабой стороной республиканцев, их козырь это небольшие операции по захвату ключевых точек, а также работа вместе с другими фракциями. Оборонять нульчерам ничего не нужно, но в случае чего, они могут построить мощные укрепления. Боевой дух армии непоколебим: воины закалённые сотнями сражений, так что нужно очень постараться, чтобы обратить их в бегство или заставить нервничать и ошибаться.

Герои
  1. опытный воин Нулькот, который прошёл все известные конфликты, получил все возможные ранения, но чудом остался жив;
  2. ЕФГ, которых хоть и не оказывал особого влияния на жизнь республиканцев, но именно он стоит у истоков технологической развитости фракции.
Религия
  1. отсутствует, но она и не нужна.

Преимущества
  1. технологическая развитость;
  2. боевой дух;
  3. мощная сеть кроссбордеров.
Недостатки
  1. слабая координация в крупных сражениях;
  2. высокий уровень преступности в рядах;
  3. отсутствие полноценной признанной столицы на данный момент.
>>
No. 52
Я считаю, в качестве прописки государств пойдёт. Так, общее представление. Но во-первых, такие названия не пойдет я уже предложил альтернативные, а во-вторых она слишком общая. Всё гораздо ГЛУБЖЕ должно быть.
>>
No. 59
>>52
Ну, это слабо относится конкретно к нашему проекту. Это ведь просто паста с ычана. Своего рода бонус.
А вообще да, надо проработать структуры.
Например, Кокосовый архипелаг — республика или же что-то еще? А соседи на пост-нульчевском пространстве после распада Нулевой Республики?
Доброчан, наверное, стоит наделить особенностями тоталитарного строя. Ычан — кодексом свободы. Сосач — анархизм на руинах империи. Мелкоборды — независимые (на самом деле зависимые) мелкие государства, каждое со своей гордой культурой, состоящие в союзах. Ну это теоретически, а на самом деле не должно быть все связано, у нас же хаос больше.
>>
No. 91
>>64
Это реквест?


Тред 49 скрыт.
No. 49 [Ответ]
1433483836302.jpg
165.69KB, 918×1276
49
— А как ты попал сюда, Юрги?
Он помялся немного.
— Не бойся, здесь именно то место, где ты можешь начать всё заново. Главное — не позволяй вернуться прошлому, от которого хочешь избавиться, — сказал я. — У меня за спиной осталось немало такого, что хотелось бы забыть.
Юрги посмотрел на меня, а потом отвёрнулся и сказал куда-то в сторону:
— Все так говорят.
Я промолчал, давая ему собраться с мыслями. Всё же трудно забыть старые привычки сразу. Наверняка он просто подбирает слова.
И я не ошибся.
— Я ушёл из колонии Викей лет пять назад. Сначала мотался по разным местам — знаешь, эти маленькие поселения на астероидах, где все друг друга знают. Оставленные города. При входе тебе задают кучу самых разных вопросов, но никто не запоминает твои ответы; старожилы говорят на странном наречии, которого ты не понимаешь и у каждого — мундир с генеральскими погонами. Мне сложно было в таких местах и нигде я не задерживался дольше, чем на два-три дня. Кое-куда я и сейчас возращаюсь порой, но только по единичным сделкам.
>>
No. 50
Собравшись с духом, он продолжил:
 — ..Потом я попал на Хикачи. Это было настоящим счастьем — никто ничего не спрашивал ни о прошлом, ни о будущем, просто заходи, выбирай отсек и приступай к работе. Без собеседований. Делай, что хочешь. Никакой охраны, никаких заборов: абсолютно свободно. В первый день я даже не ложился спать, а просто гулял, гулял по огромным ангарам, слушал разговоры местных, дышал атмосферой большой, по-настоящему большой колонии. Кое-где выступали актёры, фокусники, где-то читались лекции. Люди в масках самых разных форм и размеров сновали вокруг меня... сновали...
Я решил остаться в сиэн, отделе контактов с иными цивилизациями. Там было тихо, но всё равно работало двадцать или тридцать человек. Сначала меня подкалывали, как и всякого новичка. Я списал это на многолюдность. «Всё же колония большая, я наверняка выгляжу провинциалом». Потом я освоился... и началась какая-то ерунда. Снова и снова приходили одни и те же алиены, требуя выдать им удостоверения; приходили сумасшедшие в костюмах алиенов; приходили те, кто выдавал себя за сумасшедщих; наконец, полные идиоты вроде того парня, требовавшего признать его галактикой. «Ведь у меня в голове целый мир!». Святая птица, подумал я тогда, похоже, это не то, чего я хочу.
Но сколько я не ходил по Хикачам, сколько не искал чего-нибудь стоящего — всё на поверку оказывалось бессмысленным и глупым. Никаких требований к колонистам не было, и это было плюсом — но почему-то никто и не думал заняться тем, чем ему хочется. Всё было наоборот — круглые сутки в каждом отсеке или придавались нытью, или издевались над новоприбывшими. Чем дольше я находился там, тем больше мне хотелось уйти; но я никак не мог решиться оставить сиэн (куда в итоге и вернулся). Всё же на фоне тех маленьких колоний-деревень Хикачи выглядел неплохо...
Так я думал, пока не началсь та война между копрорациями HKR и RF. Живя на Викее, я слышал, что свободные колонии не затрагивают обычно войны копораций, но проблема Хикачи была в том, что большая часть его жителей была с того же Викея и сохраняла верность своей корпорации. Начались стычки и перестрелки, и как-то незаметно я оказался в составе одной из групировок. Мы воевали и не за HKR, и не за RF, а за что-то странное, что выходцы из Аль-Би называли «adekvatnosht»; я не силён в этих странных учениях, но в этом явно было что-то религиозное, потому что наших врагов они часто называли «vatnosh» — думаю, adek значит «анти» или ещё что-нибудь в этом роде. Короче, однажды я...
>>
No. 51
Юрги вздохнул.

— Однажды я убил десятилетнюю девочку.

Мы молчали.

— Потом просто улетел оттуда. После этого всё вдруг стало... бессмысленным. Я вдруг увидел со стороноы. Это было так... отвратительно.

Мы помолчали. Потом кто-то из темноты сказал:

— Ничего, здесь почти все через это прошли. Главное — не делать это смыслом своей жизни.
— Что именно? — спросил Юрги.
— А какая разница, — ответил тот же голос.


Тред 28 скрыт.
No. 28 [Ответ]
143121857659.jpg
39.09KB, 600×449
28
Паста анона с /panteon/813
Отредактирована (пр.1), немного приведена в порядок.
8 постов пропущено.
>>
No. 37
Анон снял маску и осмотрелся. То был обычный пустой куб с железными стенками; говном, вопреки ожиданиям, не пахло. Но это было не то отсутствие запахов, которое было на дороге — воздух был стерильным, как в операционной, и сухим, как в самолете. Бросив маску на пол, анон вошел внутрь.
В городе оказалось заметно лучше, чем анон предполагал по легендам Нульчана о Сосаче. Окраина выглядела малонаселенной. Раз в минуту по улице проходил человек, соседи тихо разговаривали между собой, сидя на крылечке. Это было не окраиной Нульчана, где висели пожелтевшие от времени объявления об атаке Двача (так назывался этот город целую вечность назад), но и засранным это место назвать было нельзя.
Посвистывая, анон двинулся в центр через парк. На скамейках сидели какие-то дрищеватого вида личности, до хрипоты спорящие о плюсах Arch, рецептах приготовления какой-то хуйни с выворачивающим язык названия. Услышав то, как обсуждали аниме, анон решил, что уже на главной площади — в его родном городе анимешники, как ни странно, водились не в специальном районе для них, а только на главной площади, и продолжали быть там, несмотря ни на что. Бомбардировки, группы агрессивных молодых людей и сгущенка, летевшая в их сторону, не мешала им вместе рисовать и разглядывать картинки с любимыми мультиками.
Впрочем, вскоре анон понял, что лишь приближается к центру города. В первый раз ему резануло уши выкрикнутое визгливым голосом слово «баттхерт!», после чего он увидел убегающего от кого-то юнца. Он повернул за аноном — к центру города, и убежал далеко вперед. Толпа вокруг него все увеличивалась — что-то явно происходило, все торопились к центру. Войдя на брусчатку главной площади, анон в первую секунду решил, что оказался в школьном коридоре на перемене, когда выбежали и играют все начальные классы, с первого по четвертый. Визг, «ололо», «блеять», в анонима врезался какой-то мелкий дрищ и побежал по своим делам. Движение толпы больше всего напоминало хаотическое движение молекул газа. Около трети площади было занято анонами, непрерывно орущими «тянтянтян».
Но больше всего глаза резало не это. На каждом углу стоял полицейский в шлеме и с карманным молотком — таким даже гвозди не забивают. Пару раз один из них доставал молоток и угрожающе сжимал его в руке, когда кто-то доставал диск с аниме.
На площади везде было разбросано говно, и попытки армии людей его убрать были похожи на чистку крыши в снегопад. Стало понятно, как успела вырасти такая куча вместо станции.
Анон протиснулся в центр площади. Было нечем дышать, как в автобусе, и еще теснее. С трибуны в центре вещал школьник в пиджаке:
-Набег на вконтакт, пацаны! Наша сегодняшняя цель — тупая пизда под номером...
Вспомнив, что делали с такими в его городе, анон потянулся за банкой сгущенки — но, вспомнив, где он находится, вытащил руку из кармана и отправился в сторону выхода с главной площади, туда, где находился компьютерный рынок. Ступая на асфальт, анон втянул ноздрями воздух. Говном вроде бы не пахло. Или он уже принюхался?..
>>
No. 38

...31 декабря борды вновь готовились к новому году. Сосач покрылся снегом, в центре, вместо извечного лигионера, стояла ёлка. Впрочем, анон не пошел в центр даже ради того, чтобы посмотреть на нее — в центр он не ходил со своего первого дня на Сосаче. Он жил в небольшом домике в районе /sci/ — по его мнению, там было достаточно тихо, чтобы была возможна разумная жизнь.
Лагерь на трассе никто так и не обнаружил. Его анонимусы отметили свой первый Новый год там, сидя у того же самого костра. Аэродром, который отлично просматривался с холма со стороны Доброчана, почему-то пустовал. Нульчан впервые вздохнул спокойно. Утром штурмовики просто не прилетели. На месте обломков стояли новые здания, анимешники возвращались в свои небоскребы. Несмотря на поднятое настроение наслаждающихся миром анонов, Нульчан формально все еще был в состоянии войны со всеми имиджбордами, кроме нейтрального Добрача, и никто не знал, прилетят ли завтра вертолеты Ычана.
Война... война никогда не меняется.
>>
No. 39

...31 декабря борды вновь готовились к новому году. Этот Новый Год анон решил провести, так и быть, в толпе. Не в центре, конечно, но на районные гуляния /sci/ вполне можно придти. Можно было, конечно, съездить на Нульчан — специалисты Оланета восстановили дорогу, но анон читал в письмах, что от бывшего Нульчана осталась только табличка.
В конце декабря Нульчан пал. Орды военных в форме Сосача победоносно прошли через его ворота, за ними следовали вертолеты Оланета. Было объявлено о присоединении Нульчана Сосачем. Вскоре там остались лишь те, кого анон видел на Сосаче — молчаливые старцы, кряхтя, поднялись и один за другим ушли в сторону Доброчана. Больше о них никто ничего не слышал. Лагерь анимешников был найден строителями дороги. Большинство из них, несмотря на страх бана, ушли в города, построенные такими же, как они. Остальные были казнены, как и огромное количество партизанов Нульчана.
Война... война никогда не меняется.
>>
No. 40

...31 декабря вовсю шла подготовка к Новому Году. К этому времени анон так и не смог найти постоянного жилища, предпочтя бивуачную жизнь в /b/. К запаху говна он так и смог привкнуть, зато он притупился, а в визгливом кукареканье со временем стали слышаться странные ритмы музыки сфер. Теперь он готовился к праздничному карнавалу, перебирая одну за другой маски, и подводя итоги прошедшему месяцу.
Лагерь анимешников полностью обезлюдел. Следов того, что их, возможно, ушли, обнаружено не было, но о том, куда они делись, не знали даже на колчане. И анон молился, чтобы те, кто спас его, спаслись сами в эти смутные времена.
На праздник можно было бы вернуться на Нульчан, но он.. изменился. И, хуже того, анон боялся тишины. Смутные слухи приходили оттуда. Слухи о том, как однажды, после захода солнца, когда последние штурмовики улетели, обитатели анимешных небоскрёбов покинули свои жилища. Всю ночь на догорающих обломках старых тредов велась работа, и утром нульчан было не узнать. Теперь всё пространство занимал единый радужный дворец, простирающийся на всё обозримое пространство. Здесь ещё можно встретить обычные треды, но они слабы, робки, и безнадёжно затеряны в лабиринтах циклопического сооружения.
Вайпы ещё продолжались, но они уже скорее стали данью привычке, не нанося прежнего ущерба. Забредшие туда аноны рассказывали потом, что ответом их голосам было молчание, лишь изредка насмешливым эхом в коридорах звучал петушиный Ромин крик. Некоторые не возвращались вовсе, и никто не знал, что с ними случилось, хорошее или плохое.
Это своего рода бессмертие. Память — своего рода бессмертие.
Ночью, когда говномёты сосача перегревались от излучаемой ненависти, а треды засыпало сажей, анон смотрел на пыльные от времени нигра-паки и вспоминал.
И все они жили снова. Аноны живут. И гадают, почему.


Тред 2 скрыт.
No. 2 [Ответ]
Сегодня как никогда работалось хорошо. Все же верно утверждение, что тишина – друг гения. Я заканчивал свои расчеты, и они мне несомненно нравились. В последний раз я так был собой доволен лишь когда впервые подкатил к Люське в университетской столовой. Это был настоящий фурор. Я произвел на нее такое сильное впечатление, что опомнилась она от него всего месяц назад, и сразу же подала на развод. Сейчас же моими последними свершениями была вторая бутылка водки и эти расчеты. Врут те, кто говорит, что алкоголь мешает умственному труду. Бессовестно врут. Сколько гениальных идей полегло из-за веры в эту ложь, страшно представить. А расчеты были хороши, да.
Я отложил тетрадь, и посмотрел на себя в зеркало стоящего напротив буфета.
– Кто выпьет с тобой, Юра, таким идеальным? Никто, вот и пьешь ты, Юра, один, – сказал я отражению и чокнулся с пустым стаканом на столе.
– Ну, вот и отпраздновали.
Встав из-за стола и лавируя между горами книг на полу, я направился к телефону. В тишине квартиры затрещал механизм и вот уже слышны гудки.
– Алло? Кто это? – на другом конце раздался сонный голос.
– Академик Дёночкин беспокоит.
– Кто? Вы в своем уме? – сказал голос. – Сейчас четыре утра. Позвоните, когда положено.
Вполне ожидая такую реакцию, я с гордостью выдержал МХАТовскую паузу, и медленно, даже нагло, известил беднягу:
– Это академик Деночкин. Я на счет Сигнала. Мне нужно сейчас же поговорить с профессором Миловским. Сейчас же. Это очень важно.
На другом конце провода образовалась гробовая тишина, и лишь отдаленный хлопок двери мне подсказал, что мой собеседник очнулся и сейчас мчится к Миловскому. Я самодовольно прикурил.
– Алло! Юра! Это я. Неужели тебе удалось? – засопел в трубку прибежавший Симон.
– Да, Сима. Я их нашел. И они гораздо ближе, чем ты можешь себе представить.
– Сейчас же высылай все расчеты. Ты понимаешь, что ты нашел жизнь на другой планете, Юра? Ты гений! – едва не плакал от радости Сима. Мне даже показалось, что он танцует.
– Ну, будет тебе. Принимай данные через двадцать минут. Сам я приеду через четверть часа после. До встречи, Сима.
– Обязательно! Обязательно до встречи. Жду.
Я положил трубку, и лишь после того, как докурил сигарету, направился к выходу. Да, сегодня будет веселый денёк.
По правде говоря, веселье этого дня началось еще вчера, в девять часов вечера. В то время, когда меня внезапно осенило, и я решил закрепить всё это дело парой рюмок, раздался звонок в дверь. Оказалось, Люська снова случайно забыла какую-то ерунду при переезде, и прислала свою сестру её забрать. За месяц я уже привык к таким «внезапным» напоминаниям о себе от Люськи и её родни, и совершенно перестал на них реагировать. Но в этот раз, когда меня наглым образом отвлекали от величайшего открытия, которое находилось на расстоянии семи часов и двух бутылок водки от меня, я возмутился. С демонстративно недовольным видом я открыл дверь квартиры, и молча впустил вечернюю гостю. Я знал, что в дополнительном приглашении она не нуждается. Марина, сестра Люськи, была как раз той женщиной, которая еще прилично выглядит. С деловитым видом военного комиссара, она вошла внутрь.
>>
No. 3
>>2
– Здравствуй, Юра. Хорошо, что не спишь. И даже не пьешь, – добавила она, демонстративно внюхиваясь в воздух.
– Да когда тут пить, когда в твою квартиру приходят незваные чекисты, – ответил я, и направился в гостиную. – Что на этот раз? Трусы?
– Не стоит тратить на меня свое остроумие. Наш фамильный канделябр.
Марина прошла за мной в гостиную, морща свой еще прилично выглядящий нос.
– Ты хоть бы убрался, живешь как в гадюшнике, – гнусаво проговорила она.
– Откуда ж тебе знать, что такое творческий беспорядок. Ищи свою драгоценность и сделай милость, не осматривайся по сторонам.
С этими словами я удалился на кухню, вспомнив, что бутылка до сих пор стоит на столе и уже давно прогрелась, чего делать ей было не позволительно.
Прождав с сигаретой на кухне еще минут пятнадцать, я услышал первые приятные слова от Марины:
– Я ушла.
С облегчением, я вернулся обратно в комнату. И сразу же заметил, что она немного преобразилась. «Убралась таки, зараза», – подумал я. «Ну хотя бы бумаги не тронула, и на том спасибо». Разложив живописный натюрморт из своего ужина на столе, я принялся за работу.
Когда увлекаешься тем делом, которое любишь, совершенно не замечаешь течение времени. Я был как раз из числа таких людей. Уже полгода, как я бился над данными, которые мне предоставил институт, но эти месяцы я даже не заметил. В тот день, который теперь называют «Нулевым», когда был получен первый сигнал, и Сима охрипшим голосом орал мне в трубку, что наконец-то с нами вышли на контакт, я словно перезапустился и оказался снова молодым. Все мои детские мечты и фантазии сбылись. Я не мог поверить в то, что дожил до того дня, когда наконец-то наша цивилизация обнаружит во Вселенной признак существования разумной жизни. На протяжении сорока лет я продолжал верить, что не зря посвятил себя этому делу. И теперь, с чистой совестью я могу гордо плюнуть каждому, кто высказывал в этом сомнения. Но до плевка в тот день было еще далеко. Сигнал хоть и был получен, но он был единичным, и очень слабым. Лишь спустя месяц пришел второй, а за ним третий, четвертый… За три месяца мы собрали уже достаточно данных, но все никак не могли определить, откуда именно они идут, не говоря уже о расшифровке самого сигнала.
И вот, сегодня этот плевок готов. Я смог рассчитать точные координаты отправки сигнала, и теперь от моего труда зависит, смогут ли люди ответить своим космическим соседям, которые оказались довольно близко от нас.


Капча
Назад [0] Дальше